Больным наркоманией отсрочат наказание

Больным наркоманией отсрочат наказание

С 30 марта граждане с диагнозом «наркомания», впервые получившие реальные сроки за преступления, связанные с оборотом наркотиков, смогут рассчитывать на отсрочку отбывания наказания в местах лишения свободы.

Отсрочка на срок до пяти лет – до окончания врачебной и социальной реабилитации – будет предоставляться тем, кто добровольно согласился пройти курс лечения от наркомании.

Как уточнил замминистра внутренних дел Игорь Зубов, этот закон касается тех, кто совершил преступления небольшой тяжести, связанные с незаконным оборотом наркотических веществ без умысла их сбыта. Среди таких преступлений – незаконное приобретение, хранение, перевозка, переработка, изготовление без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ, незаконное культивирование в крупном размере растений, содержащих наркотики или психотропные вещества, незаконная выдача либо подделка рецептов или других документов, дающих право на получение наркотиков.

«Это шаг в правильном направлении, – уверен первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Валерий Гартунг. – Действительность такова, что наркоманы лечиться добровольно не будут, за редким только исключением. И в данном случае для них создана реальная альтернатива: либо в тюрьму, либо лечиться, только это их мотивирует к лечению. Это единственный вариант».

Госдума РФ: Депутаты предложили сажать в тюрьму за неоднократное употребление наркотиков

Парламентарий Дмитрий Носов потребовал наказывать граждан, которым государство давало шанс вылечиться, но они его не использовали

— В Госдуму внесен законопроект об уголовной ответственности за неоднократное употребление наркотиков, заявил в четверг член комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы РФ Дмитрий Носов в ходе выступления на «круглом столе», приуроченном к Международному дню борьбы с наркотиками.

«Сегодня я подписал законопроект и внес его в Госдуму об уголовной ответственности за употребление наркотиков тех лиц, кто пойман в третий раз», – сказал Носов.

По его мнению, любой наркоман – это потенциальный преступник, и государство дает ему шанс вылечиться от наркомании, для этого разработаны различные программы, в том числе бесплатной реабилитации.

«Но если дважды он этот шанс не использовал – все, пожалуйста, в тюрьму на исправительные работы», – заявил депутат.

Законопроектом предполагается минимальное наказание до года лишения свободы.

«Считал бы необходимым принять и другой мой законопроект, который лежит сейчас в Госдуме – о смертной казни для наркоторговцев-иностранцев, пойманных повторно. Они продают наркотики, мы их ловим и депортируем, они меняют паспорта и преступным путем опять проникают сюда и опять продают наркотики нашим детям. Таких я считаю необходимым расстреливать», – сказал Носов.

По его словам, необходимо в скорейшие сроки решить вопрос о полном доступе спецслужб к личной информации людей, связанных с торговлей наркотиками. В частности, он предложил плотнее работать с хакерами, готовыми противостоять распространению наркотиков.

Источник: http://narkotiki.ru/5_84274.htm

Всё больше людей считают наркоманов не преступниками, а больными людьми

Независимая наркологическая гильдия провела мониторинг реабилитационных центров в России, в ходе которого выяснилось, что восприятие наркозависимых граждан в обществе несколько изменилось: всё больше людей считают их не преступниками, а больными людьми, нуждающимися в помощи.

— Пока не все относятся к наркоманам как к больным, — рассказала «Известиям» представитель гильдии Ольга Ванатова, курирующая реабилитационные и социальные программы. — Информированности мало. Проблема для общественности пока не является острой. Но благодаря гуманной политике государства лед тронулся. В СМИ постоянно поднимается эта тема, обсуждаются проблемы людей, столкнувшихся с наркотиками.

Мониторинг проводили в 70 реабилитационных центрах в 28 регионах. В исследовании приняли участие 1500 человек, из них 600 реабилитантов, 500 родственников реабилитантов и 400 представителей общественности. Под последней подразумеваются как общественные организации, имеющие отношение к этой проблеме, так и граждане, которые далеки от этого, — чиновники, врачи, работники образования, представители бизнеса и другие. Кроме того, была опрошена группа экспертов.

На вопрос «Какие меры необходимо принять для решения проблемы наркомании» самым популярным у представителей общественности ответом был «Принудительное лечение наркоманов». Так ответили 57,5% опрошенных. Тем не менее в исследовании 2014 года за принудительное лечение выступали 61,1%.

47% опрошенных считают, необходимо ужесточение мер наказания за преступления, связанные с наркотиками. В предыдущем исследовании таких было 62%.

Вместе с тем больше опрошенных считают, что необходимо распространение информации об учреждениях, оказывающих наркологическую помощь, — 30,8% против 17% в 2014 году.

Строительство реабилитационных центров для наркоманов в позапрошлом году одобряли только 27,8%, сейчас 42,3%.

Довольно популярным стал ответ «расширение работы с молодежью, помощь в социализации» — 52%, «повышение доступности профессиональной консультации для тех, кто столкнулся с этой проблемой», — 38,8%, «расширение сети анонимных наркологических кабинетов и центров» — 32,5%.

Предварительные результаты мониторинга будут оглашены во вторник в Общественной палате. В Независимой наркологической гильдии считают, что необходимо тщательно проверить реабилитационные центры в России, чтобы на основании этих данных мог быть создан единый реестр негосударственных реабилитационных центров.

—  Это необходимо, чтобы каждый обыватель мог знать, куда, если вдруг что-то случилось, он может положить своего ребенка и не опасаться за его жизнь. А формирование реестра должно происходить на основе четких критериев оценки, — заявила Ольга Ванатова.

Директор Института наркологического здоровья нации Олег Зыков признает, что определенные сдвиги в общественном сознание есть, но говорить о системных изменениях пока рано.

— Ключевая проблема — как общество воспринимает человека, страдающего наркологическим заболеванием, — прокомментировал он «Известиям». — Как больного человека или как негодяя, подлеца, которого надо исправлять? Да, можно отметить, что люди всё чаще соглашаются с тем, что это болезнь. Раньше и такого не было. В основном рассуждали как известный Евгений Ройзман, что это безволие и негодяйство, а не болезнь. Меня всегда умиляло, как на заседаниях об этом говорили большие начальники, а потом в перерыве бежали сигаретку курить. Всегда хотелось их спросить: «А что это за безволие? Возьмите себя в руки!»

Он напомнил, что два года назад депутат Дмитрий Носов предложил ввести уголовную ответственность за употребление наркотиков — если человек попадется в третий раз.

— Разве допустимы такие рассуждения в отношении какой-то иной болезни, например, шизофрении? Это тяжелое психическое заболевание, которое может привести к асоциальному поведению, более того, человек в психозе может убить другого человека. Но ведь никому не придет в голову в этой ситуации говорить, что его надо отправить лес валить, пусть пользу приносит. Но Носов же позволяет это по отношению к людям, которые очевидно страдают заболеванием, — заключил Олег Зыков.

Проблема наркотиков

Проблема наркотиков

Вырезка из журнала Ставрос.
Ссылка на все номера журнала Ставрос.
Беседа председателя фонда Валерия Клюки и Татьяны Тикуновой.
«Проблема наркотиков – это био-социо-психо-духовная проблема...»

Валерий Клюка: «Проблема наркотиков – это
био-социо-психо-духовная проблема...»
«Количество людей, погибающих от упо-
требления наркотиков, несоизмеримо
с количеством людей, гибнущих от рук
террористов. Но на терроризм сегодня нацелено
все внимание мирового сообщества, национальных
правительств – в то самое время, когда от употре-
бления наркотиков людей погибает в разы больше»
– это слова Святейшего Патриарха Московского и
всея Руси Кирилла. 21 декабря 2010 года им и пред-
седателем Государственного антинаркотического
комитета, директором Федеральной службы по кон-
тролю за оборотом наркотиков Виктором Ивановым
было подписано Соглашение о взаимодействии
между Государственным антинаркотическим коми-
тетом и Русской Православной Церковью. За время
предстоятельства Святейшего Патриарха Кирилла в
различных епархиях Русской Православной Церкви
открылись десятки школ по работе с зависимыми,
служб и центров помощи. Об одном из них – благо-
творительном фонде «Благоправ», организованном
в рамках деятельности межрегионального миссио-
нерского православного общественного движения
«Ставрос» – мы поговорили с председателем фонда
Валерием Клюкой.
– Валерий Игоревич, расскажите, как и когда воз-
ник ваш фонд? Какие у него цели?
– Фонд «Благоправ» работает с 2015 года. Его ос-
новными целями являются реабилитация наркоза-
висимых, алкозависимых, а также помощь людям в
тяжелой жизненной ситуации.
Идея создания фонда возникла из многолетней ра-
боты по оказанию помощи наркозависимым людям. Я
4 года работал в реабилитационном центре «Сапер-
ное» под началом протоиерея отца Сергия Белькова,
настоятеля храма Коневской иконы Божией Матери
и руководителя сети реабилитационных центров, и
6 лет был куратором дневного стационара отдела
по противодействию наркомании и алкоголизму в
Александро-Невской Лавре.

Основной задачей фонда является работа по ока-
занию помощи людям, страдающим зависимостью
от наркотиков, психоактивных веществ. Мы сотруд-
ничаем с клиниками, которые занимаются реабили-
тацией (это городская наркологическая больница,
областной наркодиспансер, районные кабинеты), а
также можем отправить человека в любой достой-
ный центр, у которого есть сертификация и который
зарекомендовал себя как надежный. Даем аналити-
ческую справку по тем организациям, которые пре-
доставляют подобные услуги. К сожалению, на своем
пути приходится встречать очень много недостой-
ных. Большое количество организаций просто за-
рабатывает на этом деньги, среди них встречаются и
– А можно поподробнее – какую помощь оказыва-
ет фонд «Благоправ»?
– Практически 80% нашей работы начинается с об-
ращения родителей или других родственников. Они
зачастую не знают, куда обращаться, по каким теле-
фонам звонить, за расклеенными на столбах объяв-
лениями о помощи могут скрываться мошенники,
шарлатаны, которые пытаются нажиться на беде.
Хотя с другой стороны, сегодня найти помощь для
наркозависимых не составляет труда – вы открыли
Интернет, и там много подобных сайтов. Но стандарт-
ное обращение родителей звучит примерно следую-
щим образом: как мне привести ребенка в клинику,
в реабилитационный центр, когда никакие просьбы,
уговоры не работают?
Если обращаются к нам в фонд, мы учим это делать.
Я называю это медиацией. Это некий психологиче-
ский прием, где незаинтересованная третья сторо-
на помогает двум другим решить спор. Вот эти две
стороны – это как раз наркозависимый и его соза-
висимые родственники. Поэтому мы, как третья не-
зависимая сторона, выясняем в каждой конкретной
ситуации, что именно нужно сделать, чтобы помочь
зависимому, и рекомендуем созависимому вести
себя тем образом, который быстрее приведет зави-
симого к осознанию того, что с этой проблемой нуж-
но работать.
Наиболее эффективная форма избавления от
пристрастия к наркотикам – это реабилитационный
центр, локализованное место, где есть определен-
ные правила и нет возбуждающих факторов. Человек
должен быть погружен туда на определенное дли-
тельное время. Успешный срок реабилитации – это
10-12 месяцев. К сожалению, многие пользуются
программами, обещающими избавление от зависи-
мости через месяц, не получают никакого результата
и остаются с кучей долгов, кредитов. Мы решаем во-
прос, как сделать так, чтобы и помощь была получе-
на, и еще более худших последствий не наступило.
– Вы сказали, что фонд занимается в том числе
и профилактикой наркомании. Какие рекоменда-
ции можно дать родителям, чтобы они смогли
уберечь своих детей от этой беды?
– Я считаю, что если работает профилактика, то и
лечение не потребуется. Поэтому этот вопрос для
нашего фонда очень важен. Мы проводим консуль-
тации для родителей детей разных возрастов, есть
опыт работы даже с дошкольными учреждениями,
довольно известные клиники. Мы никого не осужда-
ем, но если у нас об этом спрашивают, мы говорим.
Также отдельное направление нашей деятель-
ности – это работа с созависимыми, т. е. супругами,
родственниками, друзьями зависимых. Большое вни-
мание уделяется и профилактике – фонд «Благоправ»
участвует в конференциях, проводит лекции, публи-
куется в разных изданиях, выступает на телевидении.
Мы готовы проконсультировать любого человека,
который так или иначе соприкоснулся с психоактив-
ными веществами либо сам, либо через своих де-
тей, мужей, отцов, матерей. К нам может обратиться
каждый. Мы сотрудничаем с Федеральной службой
по контролю за оборотом наркотиков по Северо-За-
паду и всеми заинтересованными в этом вопросе
структурами – они находятся в нашем поле зрения,
а мы в их. В общем-то, всю информацию о нашей де-
ятельности можно получить из общедоступных ин-
тернет-источников, у нас на сайте есть телефоны, по
которым можно позвонить.

как это ни удивительно звучит. Естественно, основ-
ной наплыв – это родители ребят выпускных классов,
которые хотят узнать, что за наркотики на улицах мо-
гут быть предложены их детям, каким образом они
могут быть предложены.
Сейчас наркомания очень молодеет, на сегодняш-
ний день психотип наркозависимого поменялся. Если
раньше наркотики продавались только нелегальным
путем, через какие-то криминальные структуры, то
на сегодняшний момент это может быть и аптечная
наркомания. Хочется насторожить родителей – если
вдруг у их детей начинают появляться какие-то оди-
наковые флакончики из-под капель, препараты с не-
знакомыми названиями или ребенок просит купить
какой-то препарат, лучше узнать, что это такое. Мож-
но позвонить нам, мы всегда проконсультируем.
Отдельно нужно сказать и о том количестве спай-
сов, которое сейчас на улицах, это т. н. легальный
наркотик, который уголовно не наказуем. Есть еще
такое выражение «легкие наркотики», но это заблу-
ждение. Наркотики не могут быть легкими, они все
убивают, все порабощают. Та же марихуана – это не
легкий наркотик, это стартовый наркотик, с которого
все начинается. Первые опыты приводят к тому, что
тебе нужно что-то большее, и всегда найдутся люди,
которые предложат новые препараты.
В семьях мы можем совершить иногда такие рас-
пространенные ошибки, которые впоследствии
послужат первым толчком для того, чтобы ребенок
начал употреблять наркотики. Сейчас родители ста-
раются дать детям все, чтоб было не хуже, чем у дру-
гих. Бывает, что даже не знают, что подарить ребен-
ку – у него все уже есть. Нет ничего хорошего в том,
чтобы бесконечно поощрять детей, баловать, давать
им совершенно без какого-либо труда, на халяву –
это и есть те первые шаги, которые приводят к тому,
что ребенок начинает забывать о необходимости
трудиться, стараться, развиваться. Он знает, что ему
и так все дадут, вся жизнь превращается у него в по-
лучение эмоций, условных благ, поиск новых ощуще-
ний, потому что подросток понимает, что делать ему
ничего не надо, учиться он может, как угодно, что-то
делать по дому родители не заставляют. А у ребенка
должен быть какой-то авторитет (тренер футбольной
команды, учитель, даже сосед), который бы мог его
чем-то впечатлить и правильно объяснить опасность
употребления наркотиков. Этому нужно обязательно
учить, я бы учил с самого раннего возраста.
Я бы посоветовал родителям внимательно смо-
треть на поведение своих детей. У нас разработана
определенная программа, которая называется про-
грамма индивидуального интенсивного наблюдения
(ПИИН). Родители могут привести своего ребенка в
игровые комнаты, где есть приставки, чай, конфеты, и
с ним там начинают диалог консультанты, так называ-
емые равные равным – ребята, которые имели опыт
употребления наркотиков, но уже вышли в устойчи-
вую ремиссию и являются сотрудниками или волон-
терами фонда. Эти ребята готовы обсудить с подрост-
ками в рамках вот этой игровой ситуации какие-то их
дальнейшие шаги – что им нравится, кем бы они хоте-
ли быть, их отношение к алкоголю, сигаретам, экстре-
мальным видам спорта и т. д. Все эти вещи выясняются,
и если есть с нашей точки зрения какие-то моменты,
на которые родителям нужно обратить внимание, мы
им предлагаем квалифицированную помощь.
Родители получают некую маршрутную карту с
предложением, каким образом можно сделать что-то,
чтобы исключить возможность безделья их ребенка,
потому что зачастую к наркотикам дети приходят, ког-
да считают себя непонятыми, недооцененными, бро-
шенными, оставленными без внимания. Мы все про-
водим очень много времени за тем, чтобы заработать,
и зачастую можем упустить именно тот самый ключе-
вой момент, когда ребенок, не понимая, для чего все
делается, считает это просто своей какой-то внутрен-
ней обидой, внутренним конфликтом, с которым он
выходит на улицу, а улица довольно быстро может
предложить ему какие-то нестандартные формы ре-
шения этой депрессии. Мы об этом рассказываем,
проводим семинары и по мере сил стараемся, чтобы
профилактики становилось все больше и больше.
– Фонд «Благоправ» создан в рамках деятельности
межрегионального миссионерского православного
общественного движения «Ставрос». Как в реабили-
тации наркозависимых помогает православие?
– И мой личный опыт реабилитации, и 10 лет ра-
боты были связаны только с православной реабили-
тацией. Программа, фундаментом которой является
воцерковление – безусловно, это самая эффективная
программа. Мы все сами люди православные – по-
стимся, исповедуемся, причащаемся. Если человек
хочет, у нас он может поговорить со священником.
Но за длительное время работы в православных реа-
билитационных структурах я понял, что для оказания
более эффективной помощи нужно все-таки изучать
и светские методики. Это должен быть комплексный
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
Выступление на 2-м съезде руководителей церковных
реабилитационных центров в МГТУ им. Баумана
С депутатом Ставропольской краевой Думы, председателем
Ассоциации реаб. центров Юга России Н. Новопашиным
Рабочая группа по разработке критериев эффективности
реабилитационных центров (организатор депутат Н. Валуев)
Группа постреабилитационной поддержки,
участники программ реабилитации
подход, а начинать говорить о православии и объ-
яснять лучше своим примером. Если показать, что
те люди, которые создали эффективную программу,
являются православными, сами получили помощь
в православных реабилитационных центрах и учат
только этому, то зачастую это будет являться осново-
полагающим фактором принятия именно нашей по-
мощи. Православие – это тот стержень, на который
мы опираемся в своей работе.
Проблема наркотиков – это вообще био- социо-
психо- духовная проблема. Мы можем изменить
био- социо- психо- факторы, но если не изменим
духовный компонент в реабилитации, то результата
может не быть. Вот этим, честно говоря, и пользуют-
ся нетрадиционные конфессии, которые предлагают
какие-то религиозные суррогаты. Страшно то, что
это тоже работает. К слову сказать, если не все, то
большая часть сектантских организаций занимаются
реабилитацией наркозависимых. Это очень простой
способ вовлечения людей, предрасположенных к за-
висимости, в свою организацию. Через какое-то вре-
мя человек, который ищет спасения от зависимости
от наркотиков, становится зависим от этой органи-
зации и начинает трудиться на ее благо. Все это пре-
подносится под благочестивыми предлогами, поэто-
му очень часто наши консультации сводятся именно
к тому, чтобы купировать последствия нахождения в
таких вот псевдо-реабилитационных центрах.
– И последний вопрос: каковы результаты дея-
тельности фонда?
– Понятно, что фонд только в начале пути, но у нас
уже есть положительные результаты. Председатель
фонда «Благоправ» в этом году был удостоен личной
грамоты директора ФСКН Виктора Иванова за ока-
занное содействие органам наркоконтроля в реше-
нии возложенных на них задач. Это высокая оценка
нашей работы.
У фонда еще все впереди, и чем больше мы будем
сообщать о своей работе, чем большему количеству
людей сможем протянуть руку помощи, тем больше-
го мы достигнем, в том числе и в деле воцерковления
тех людей, которым Господь попустил определенную
скорбь.

Масштабная проверка центров по реабилитации наркозависимых

В Петербурге проводится масштабная проверка центров по реабилитации наркозависимых. Две организации уже включены в черный список. Одна структура просто искала в Петербурге клиентов для перевозки в другие регионы, а проверка во второй показала, что там не проводится никакой реабилитации вовсе. В то же время обе организации брали за свои услуги немалые суммы.

Денежный фактор

Реабилитация наркоманов — очень недешевая процедура. И, как объясняет начальник учебно-методического отдела городского информационно-методического центра «Семья» Марина Середа, в подавляющем большинстве случаев за реабилитацию нужно платить либо самим зависимым, либо их родственникам. Это норма. Минимальная планка — 1000 рублей в сутки.

По словам эксперта, цены оправданны, ведь реабилитанта увозят в центр, где обеспечивают ему трехразовое питание. Нужно платить за коммунальные услуги, а, помимо волонтеров, в организациях есть и штатные сотрудники.

Но за свои деньги реабилитант должен получать определенный набор услуг, предусматривающий общение с психологом, социальным работником. И, естественно, условия проживания должны соответствовать санитарным нормам.

По словам Марины Середы, реабилитационные центры сейчас находятся в жесткой конкурентной среде, причем за петербургских наркоманов активно борются и организации из других регионов.

С глаз долой

Николаю 36 лет. Он стал настоящим знатоком реабилитационных центров.

— Я плохой пациент, — признается он. — Раз в год-полтора непременно срываюсь.
Дважды он попадал в центры, деятельность которых могла бы вызвать интерес у правоохранительных органов.
— Мои родители вышли на благотворительный фонд, сотрудники которого пообещали, что я непременно вылечусь, но для этого меня нужно отправить в Свердловскую область. В так называемом центре реабилитации никаких психологов не было, собственно реабилитационных программ тоже. Мы спали, ели, переписывали книги. Применялась сила, могли запросто избить, у многих сотрудников учреждения уголовное прошлое, — вспоминает Николай.
Из центра он сбежал спустя три месяца. Без денег, документов добирался до Петербурга на попутках. Приехал домой, рассказал все родителям, но ему не поверили.
— Когда меня помещали в центр, родителей предупреждали, что при первом же телефонном звонке, а позвонить можно через две недели, я буду проситься обратно и жаловаться на невыносимые условия. Так и получилось, но родители посчитали это бредом зависимого, — говорит Николай.

Его слова подтверждает Зинаида Богдановская, председатель координационного совета общественной организации «Азария». Эта структура объединяет людей, близкие которых стали наркоманами или алкоголиками.
— Принимают решение о реабилитации, как правило, не сами зависимые, а их близкие, и это рождает почву для манипуляций, — говорит Богдановская.
— Жалобы на различные реабилитационные центры поступают регулярно, — отмечает Марина Середа. — Но вычленить правду непросто.

Эксперт объясняет: практически все реабилитационные центры подразумевают разрыв связей с прежней средой. То есть теоретически зависимых можно закрывать в помещениях и не выпускать. Не секрет, что многие реабилитанты могут сами перегнуть палку, и опять же нет критериев, позволяющих определить, где заканчивается бытовой конфликт с сотрудником центра и начинается насилие.
Отделить зерна от плевел помогли бы правоохранительные органы, но реабилитанты обращаются к ним крайне редко.

Николай признается: сам он тоже не писал заявления, не хотел подводить родителей, которые подписали договор с центром.

— Да и кто мне поверит, я же наркоман сбежавший, — грустно усмехается Николай.

За завесой

И. о. начальника отдела по противодействию незаконному обороту наркотиков прокуратуры Санкт-Петербурга Константин Игнатенко утверждает: ведомство готово принимать заявления реабилитантов. Также в прокуратуре готовы работать с общественными организациями, с близкими зависимых, ведь у правоохранителей есть серьезные подозрения, что не все центры одинаково полезны.

Зинаида Богдановская объясняет: многие боятся огласки. Люди опасаются не то что писать заявления, они даже не делятся информацией в социальных сетях, лишь бы себя не выдать. Отсутствие негативных отзывов недобросовестным организаторам только на руку.

Интерес к работе центров реабилитации проявляют и в полиции. Но, как признается Марина Середа, действующие правила не позволяют проводить мониторинг среди тех, кто вернулся из реабилитационных центров. Дело в том, что наркологическая помощь оказывается анонимно. Поэтому имя, фамилия и паспортные данные реабилитанта не фигурируют ни в каких отчетных документах, только номера, которые им присваивают в центрах. Вычислить по ним конкретного человека без желания самого центра невозможно.

В принципе, свои проверки на территории Петербурга и Ленобласти проводит центр «Семья». Но эта структура городская, соответственно, она проверяет только организации, зарегистрированные в Петербурге.

Вопросы рентабельности

Очевидно, что если реабилитационный центр честно выполняет взятые на себя обязательства, то, получая 30 тысяч с пациента в месяц, он не живет, а выживает. Правда, учитывая масштабы борьбы за клиента, можно предположить, что некоторыми движет не только острое желание нести добро в массы…

— Однажды я оказался в подмосковной Апрелевке. Это был тоже закрытый реабилитационный центр, он, кстати, связан с тем свердловским, и методы у них похожие. Мне там доверяли, и я с сотрудником центра еженедельно осуществлял закупку продуктов. На питание 15 человек еженедельно тратилось 8,5 тысячи рублей.

Николай не знает, сколько организация тратила на аренду дома, но анализ сайтов объявлений показывает, что полноценный коттедж в подмосковном городе можно снять за 100-150 тысяч рублей в месяц. В среднем в реабилитационном центре с клиентами работали четыре-пять человек из бывших наркоманов, платили им по минимуму, а сами они оставались работать, чтобы не сорваться. Обычно центры рассчитаны не более чем на 20 человек. Николай утверждает, когда он уезжал из Апрелевки, в доме было 38 реабилитантов. В общем, получаются неплохие обороты.

Учитывая, что центр в Апрелевке функционирует как благотворительный фонд, то налога на прибыль с целевой деятельности, то есть с реабилитации наркозависимых, он не платит. Николай вспоминает, что родители перечисляли деньги за реабилитацию на карточку, оформленную на физическое лицо. Это считалось не оплатой услуг, а пожертвованием.

Марина Середа такую схему знает. Она называет это скрытой коммерческой деятельностью. Эксперт утверждает: именно такой алгоритм скрывается за большинством объявлений типа «Бесплатное избавление от наркозависимости».

Акцент
Эксперты сходятся во мнении: большинство реабилитационных центров в Петербурге — это добросовестные участники. Организаций, которые ставят себе цель заработать на больных людях, меньшинство, но своими методами они дискредитируют всю систему в целом. Столкнувшись с насилием и нечеловеческими условиями, люди разочаровываются в самой идее реабилитации, многие больше никуда не обращаются и тем самым практически лишают себя шанса вернуться к нормальной жизни.

Об эффективности реабилитации
Законодательство в данной сфере только формируется. Руководитель петербургской антинаркотической комиссии Михаил Коржик констатирует: до сих пор нет ни одного регламента, который бы прописывал, какие именно мероприятия по реабилитации и ресоциализации должны проводиться в центре. Поэтому каждая организация может формировать свою методику и не обязана доказывать ее эффективность. Вот и появляются центры, которые, вместо того чтобы возвращать человека к нормальной жизни, заставляют его клеить листовки на столбах. Много пробелов и в вопросах отчетности.

Дискуссионный вопрос и с правами потребителей. Вроде как, заключая договор на реабилитацию, человек соглашается на услугу. Недобросовестные центры зачастую обещают 100-процентное избавление от зависимости. Но таких методик не существует. Если человек сорвался, значит ли, что его обманули в центре?

— Увы, практика показывает, что однократного курса реабилитации бывает недостаточно, — говорит Зинаида Богдановская. — Люди срываются, идут на повторную реабилитацию, потом снова обращаются в центры, у многих этот процесс продолжается всю жизнь, кто-то находит в себе силы остановиться. По самым оптимистичным подсчетам, к наркотикам спустя три года после прохождения реабилитации не возвращается лишь каждый третий.

По другой статистике Марины Середы, эффективность реабилитационных мероприятий составляет 17 процентов. Но в это же время она утверждает, что если не посещать центры совсем, то шанс бросить наркотики не превышает трех процентов.

https://rg.ru/2016/06/02/reg-szfo/v-peterburge-reabil..

Продажи марихуаны в США в выросли до рекордных максимумов

Продажи марихуаны (20 апреля — День марихуаны) в США достигли рекордных показателей, пишет агентство MarketWatch.

Американский флаг. Архивное фото
На севере Танзании полиция изъяла и уничтожила 26 тонн марихуаны

На сегодняшний день марихуана легализована в 24 штатах. В Колорадо и Вашингтоне она была легализована почти 4 года назад, по этим штатам традиционно исчисляется объем продаж продукта в стране.

В Колорадо за один день продажи марихуаны выросли на 53% в годовом выражении, до 7,3 миллиона долларов. Таким образом, показатель пробил максимум с 16 сентября 2015 года, когда за сутки было продано марихуаны на 6,1 миллиона долларов, пишет агентство со ссылкой на данные компании BDS Analytics.

При этом в Вашингтоне 20 апреля было продано марихуаны на 5,5 миллиона долларов, что вдвое превышает показатель годичной давности, свидетельствуют данные компании Headset. Во время праздника «4/20» почасовые продажи выросли в среднем на 140% в годовом выражении, за один час продавалось на 70% больше товаров, чем в 2015 году. Наибольший наплыв покупателей был зафиксирован в 16.00 по местному времени.

Общенациональные легальные продажи марихуаны достигли по итогам 2015 года 5,4 миллиарда долларов. В 2016 году, как ожидается, показатель достигнет отметки в 6,7 миллиарда долларов, сообщили агентству эксперты аналитической фирмы по каннабису New Frontier and Arcview Market Research. Поддержка легализации марихуаны также продолжает расти, причем почти 90% американцев высказываются в пользу легализации медицинского каннабиса, около 54% — за любое использование марихуаны в США, следует из данных опроса Quinnipiac University.

Ранее глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов заявил, что Россия не последует примеру США и некоторых других стран, легализовавших легкие наркотики, так как эта мера не помогает пресечению наркооборота, а служит интересам наркомафии и отдельных бизнес-структур.

Источник: http://ria.ru/world/20160614/1447223368.html#ixzz4Bb1HYonS

5 мультиков для детей и взрослых о вреде наркотиков

Мультфильмы — небанальный способ для родителей донести до ребёнка, что наркотики — это зло. Лайф нашёл такие анимационные работы, а специалисты оценили — показывать или нет.

«Война с Нарко»

Институт наркологического здоровья нации перевёл на русский язык мультфильм «Война с Нарко» (War on Drugo). Он был создан в 2014 году по заказу Глобальной комиссии по вопросам наркополитики (международная организация, среди её членов, к примеру, бывший Генсек ООН Кофи Аннан). Действие происходит в королевстве. Там живёт дракон Нарко, и местные жители любят с ним играть, да так увлекаются, что забывают про свою семью и работу. Тогда правитель королевства объявляет Нарко главным врагом.

По словам главы Института наркологического здоровья нации Олега Зыкова, этот мультфильм — не для детей. Там много слов, которые будут им непонятны («преступность и коррупция захлестнули королевство»).

Задача этой анимации — ещё раз обратить внимание общества на проблему наркотиков. Мораль: «Поддерживать тех, кто пострадал от Нарко, гораздо умнее, чем убивать или сажать в тюрьмы людей в этой бесконечной войне (с наркотиками)».

Nuggets («Самородок»)

Мультфильм немецкого аниматора Андреаса Хайкаде (2014 год) лаконично рассказывает о том, что такое наркотическая зависимость, как она возникает и какие могут быть последствия. Вместе с тем это история про маленькую птичку. Однажды она клюнула золотой самородок и очутилась в чудесном мире. Но ощущение лёгкости быстро проходило, и чтобы почувствовать его опять, птичка в ярости искала чудодейственный самородок. В конце концов птичка превратилась в чёрное сморщенное создание.

 

— Мультфильм будет эффективен, только если предварительно рассказать маленьким зрителям, что такое наркотики, — считает психолог Стево Здилар. — Там всё показано в слишком минималистичном стиле, мало визуальных эффектов — вряд ли он захватит детей своим действием. Так что лучше смотреть его вместе с родителями, которые помогут разобраться, если что-то непонятно.

А вот подростки, по его словам, смогут понять сюжет и сделать выводы сами.

«Леденец»

Это российский мультфильм 2010 года. В нём рассказывается история маленького мальчика, который однажды попробовал яркий леденец. С каждым днём ребёнок терял по одной части тела, а его мама слишком поздно заметила, что страшное лакомство убивает её малыша.

Мультик сняла некоммерческая организация «Фонд социально-культурных программ Губерния» в рамках проекта «Ре-анимация», в который входят короткие, резкие по графике картины с антинаркотическим и антиалкогольным сюжетом. Они рассчитаны на подростков.

 В детских сказках добро борется со злом и в конце концов побеждает. В мультфильме этого нет. Сплошной негатив, — говорит психиатр Андрей Березанцев.— Получается, что зло неизбежно. Оставляет неприятное послевкусие. Детям нужен позитив, это воспитание чувств. Любое воспитательное мероприятие должно завершаться на каком-то позитиве, а не на негативе. Так что я думаю, детям такой мультфильм вряд ли станет полезным.

«Маленькая девочка»

Ещё одна серия из проекта «Ре-анимация» (2013 год). Рассказывается история молодой девушки, которая в наркотическом угаре вернулась в детство. К ней вернулось её детское восприятие, и она приходит в ужас, когда встречается с вещами, которые стали для нее обычными, — это шприцы, галлюцинации, кровь и страх. В конце она очнулась от галлюцинаций одна на кровати: кровь из носа, синяки под глазами, забитая окурками пепельница и ощущение безысходности.

Психиатр Андрей Березанцев не рекомендует показывать «Девочку» маленьким детям. По его мнению, «мрачная эстетика» мультфильма вряд ли вызовет желаемый эффект.

— Капает кровь, частокол шприцов, дегуманизированные образы и так далее, — говорит он. — Появится ли благодаря этому мультику негативная установка по отношению к наркотикам? Трудно сказать. Фильм пугающий, но в то же время вызывает нездоровый интерес на бессознательном уровне.

Психолог Стево Здилар, напротив, считает мультик очень эффективным.

— Этот фильм очень сильный, скорее всего, он предназначен именно для подростков, которые уже начали баловаться наркотиками, — говорит он.

«Герои мультфильмов приходят на помощь»

Эта американская анимация 1990 года — история мальчика, который начал употреблять наркотики из-за желания стать крутым, лучше других. После того как он в очередной решился на воровство, его друзья решают помочь ему. Они показывают, какой страшной может стать жизнь наркомана.

— Так или иначе дети идентифицируют себя с главными героями, хотят на них походить, а тут герои борются с наркотиками, — говорит Стево Здилар. — Мультфильм идёт 25 минут, так что мысль успеет «дойти» до маленьких зрителей. Плюс здесь вполне интересный сюжет.

По данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, в 2015 году наркотики употребляли 7,3 млн россиян. С 2010 года из-за наркотической зависимости погибло 350 тыс. человек.

ФСБ накрыла сеть поставки наркотиков через проводников в поездах

 

01fdf79b9c0635e19a2c7ca2103ca332__1920x

Две бортпроводницы поезда Кишинёв — Москва задержаны спецслужбами при передаче дилерам 200 граммов героина.

Сотрудницы, работающие на поезде, соглашались перевозить наркотики за определенный процент от стоимости запрещенных препаратов. На очередной передаче наркоторговцам в Москве, бортпроводниц задержали сотрудники ФСБ.

— Бортпроводницы поезда Кишинёв — Москва забрали наркотики на станции Стрэшень и привезли в Москву для передачи гражданам Молдавии. А молдавские дилеры в дальнейшем распространяли наркотики уже на территории столицы, — прокомментировал источник Лайфа в правоохранительных органах.

Все члены банды задержаны. Спецслужбы обладают информацией о систематичном участии проводников поезда Кишинёв — Москва в поставке наркотиков из Молдавии в Россию.

В Петербурге задержаны лжесотрудники Следкома с нарколабораторией

В Петербурге рядом со школой сотрудники ГИБДД задержали подозреваемых в производстве и торговле наркотиками, действовавших под личиной Следственного комитета. Мужчин подвели нервы во время составления протокола о нарушении правил дорожного движения.

Как стало известно «Фонтанке», около девяти вечера 8 июня на Московском проспекте у дома № 96, где находится школа, сотрудники отдельного батальона ДПС № 1 остановили за очевидное нарушение правил тонировки черный «Форд Фокус». У  автомобиля было затемнено даже лобовое стекло, а крышу украшали несколько антенн спецсвязи. Как выяснилось впоследствии, это были муляжи.

За рулем «Форда» сидел 25-летний гражданин Узбекистана. Сегодня про него известно, что он зарегистрирован в Петербурге. Компанию ему составлял 34-летний россиянин, также прописанный в городе.

Инспектор сообщил водителю о сути претензии ГИБДД и ушел к себе в автомобиль оформлять протокол. Закончив, позвал иностранца к себе. Парень сделал несколько шагов навстречу, но неожиданно развернулся и пустился наутек. События стали развиваться стремительно.

Один из инспекторов подскочил к пассажиру и аккуратно придержал его за шиворот. Второй полицейский бросился за улепетывающим водителем. При этом успел прокричать по рации о необходимости подмоги. Пешая погоня закончилась метров через триста, во дворе дома № 88. Бегуна скрутили и привели обратно.

При осмотре автомобиля дорожные полицейские нашли много любопытного. Так, в багажнике нашлись коробки с колбами, порошками, бутылками и канистрами. Предположительно это части самодельной нарколаборатории и ингредиенты для создания синтетических наркотиков.

В салоне был найден сверток, предположительно с растительным наркотиком.

В салоне также гордо красовалась фуражка из комплекта формы следователя Следственного комитета РФ.

По данным «Фонтанки», автомобиль зарегистрирован на жителя Петербурга, которого не было на месте событий.

Любопытно, что в мобильном телефоне задержанного гражданина Узбекистана были найдены сохраненными рецепты изготовления наркотиков.

Задержанные находятся в отделе полиции. Сегодня до вечера полицейское следствие должно решить, выходить ли в суд с ходатайством об их аресте.

Источник: http://www.fontanka.ru/2016/06/10/126/

В Думу внесли проект об отсрочке заключения для наркоманов ради лечения

В Думу внесли проект об отсрочке заключения для наркоманов ради лечения
МОСКВА, 25 мая — РИА Новости. Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, предоставляющий впервые осужденным за статьи, связанные с наркотиками, право на отсрочку заключения в колонии ради реабилитации и лечения от наркомании, говорится в базе данных нижней палаты парламента.Ранее такое постановление принял Верховный суд РФ.Документ предусматривает, что об отсрочке заключения могут просить впервые осужденные по части 1 статьи УК РФ 228 (приобретение, хранение, изготовление наркотических веществ без целей сбыта), части 1 статьи 231 УК РФ (незаконное культивирование растений, содержащих наркотические вещества) и статье 233 УК РФ (незаконная выдача или подделка рецептов, дающих право получить наркотические вещества).Как отмечается в пояснительной записке, преступления по части 1 статьи 231 и статьи 233 УК относятся к категории небольшой тяжести, за их совершение, особенно впервые, судом, как правило, назначаются виды наказания, не связанные с лишением свободы.

Проект федерального закона соответствует положениям Договора о Евразийском экономическом союзе, а также положениям иных международных договоров Российской Федерации.